Блог О пользователеili4

Регистрация

Календарь

ЯнварьФевральМартАпрельМай (7)ИюньИюльАвгустСентябрьОктябрьНоябрьДекабрь
12345678910111213141516171819202122232425262728293031

На странице

  • 10 мая 2015 | 16:45 Я и мои жены. 

    ·                                

    Я не очень люблю Чехова. Больше читаю современных авторов. Сейчас больше читаю техническую литературу, на художественную не хватает времени. Вчера долго ехал в авто и понравился рассказ  Чехова «Мои жены». Два раза прослушал! Даже два с половиной. Умел мужик излить душу!

    Приехал домой поздно, долго не мог уснуть. Помучился, мама не горюй. Обычно мне надо дойти до кровати и почитать пару страничек компьютерного журнала, и я уже сплю. Уснул и, наверное под впечатлением Чехова, приснился мне сон «Я и мои жены».

    Первая моя жена была полукровкой. Половина хохлацкой крови, половина польской. Если вы думаете, что это гремучая смесь, то жестоко ошибаетесь. Это что то похожее на ленивого лемура из дальней Африки, и упрямого хохлацкого быка из Полтавского села Кизяки Коровы. А фамилия у нее была польской, что, кстати, меня тоже сильно раздражало. Нельзя сказать, что она была красивой. Так, не уродина, и то ладно. Но фигура! Почему то русской красавицы, с крутыми бедрами и грудью 4 размера. 

     

    Правда, приходилось скрывать хлипкие волосики, но это уже мелочи. Ленивая она была безмерно! И хотя я тогда был студентом, и, мне глубоко наплевать было на эти мелочи жизни, да и в доме все делала теща, которая меня сильно уважала, и, надеюсь, в душе любила.  Но что-то меня уже начинало раздражать. Жили мы дружно и беззаботно, не считая времени не частых сессий и защиту диплома. После института, меня отправили в такую тьму таракань, что только декабристка могла со мной поехать. Она поехала. И напрасно. Надо сказать, я по жизни хулиган еще тот (по отношению к женщинам). Это ее в конце концов и добило. Я злился сильно, меня все раздражало. Жена дома, работа на работе. С чем то надо было кончать. Я решил отравить жену. Жили мы тогда уже в другом месте, в красивом южном городе с мелодичным названием. Я хотел отравить ее крепким кофе, но она пила его с таким удовольствием, что я быстрее умер бы от водопроводной воды, чем она от моей отравы. После она вообще перешла на соки, благо их было в избытке. Развод был бурным, но все прошло успешно.

    Я оставил ей двухкомнатную квартиру, сам с маленьким свертком, в котором была подушка любимая и японский магнитофон, ушел в новую жизнь. Но недолго  пел одинокий соловей. Пришлось срочно женится, так как мне предложили работу за бугром, а туда одиноких не пускали.

  • 8 мая 2015 | 19:22 Вторая моя жена 

    Вторая моя жена была красавицей.


    Она была ровно на 10 лет моложе меня. Это было длинноногое чудо с фигурой 90—60—90. Мальчуковые прямоугольные плечи и очень короткая стрижка, соломенного цвета волосы, придавали ей особый шарм. За бугром не один иноверец сломал себе шею, пытаясь рассмотреть ее лучше. А секс с ней это был вообще улет, мы хорошо подходили друг другу, и на ближайшее время я не ждал проблем. К несчастью, она тоже была полукровкой. Точнее, у нее 50% было немецкой крови, остальное это был такой винегрет, я просто не могу разделить на проценты. Там и Украина, и Молдавия, и Россия, может даже турки. Фамилия у нее немецкая, но с корнем «татар». И в крови какие то дворянские капли, чем она безмерно гордилась. Это меня и доконало. Я простой деревенский хлопец, а она почти немецкая знать. Я дошел до того, что решил ее застрелить. Но Чехов умница, он правильно сказал, недостойна женщина пули, и кинжала тоже. Травить ее было бесполезно, здоровье у нее было хорошее, да пила она только натуральные соки, которые сама же и выжимала. У меня были хорошие друзья в одной европейской стране, и я решил ее туда отправить на ПМЖ, благо она об этом сильно мечтала. Расставаясь, мы не рыдали, а просто решили заняться здоровым сексом, чтобы помнить друг о друге, да и мало ли что, вдруг одиночество затянется. Как всегда, все прошло бурно, успешно  и радостно для обеих. Правда, напоследок сломали кровать. Эта хлипкая кровать-иностранка долго держалась, терпеливо выносила непонятные ей страсти, но в последний момент не выдержала, и развалилась на мелкие части. Это нас сильно развеселило.  Я отвез (пока что жену) на вокзал, посадил в вагон и как умел, перекрестил. С Богом!

     Разводился я сам с собой. Работник  ЗАГСе, молодая девушка, была такой полной, что вместо слез о разводе, меня посещали крамольные мысли, типа, а не развалится ли кровать в первый же раз, или, а не раздавит ли она меня, если я буду внизу. Все в целом прошло хорошо. Я получил свидетельство о разводе и долгожданную свободу.

  • 7 мая 2015 | 19:55 третья жена 

    Следующей моей, третей, женой была коренная молдаванка.  

    Я встретил ее случайно. В то время я жил за границей, а там любой человек из Союза казался родным. Надо сказать, что я люблю светлых женщин, в крайнем случае, волосы каштановые, но не черные. Черные волосы у меня ассоциируют с ведьмой.

    У моей новой жены волосы были яркие. не черные, но темные, как будь-то покрытые лаком пяти минутной давности. Она была симпатичной, с очень хорошей фигурой и длинными ногами. Она любила ходить на высоких каблуках, что делало ее еще стройнее. Немного портили впечатление небольшие груди, но я всегда считал, что женская грудь должна умещаться у мужчины в руке, все другое по-другому и называется. Медовый месяц у нас прошел хорошо. Мы были довольны друг другом. Она сносно готовила, и когда я приходил с работы, кормила меня домашней едой чуть ли не с ложечки. Делать ей было нечего, кроме как убрать в квартире и приготовить еду. В сексе она была насколько изобретательная, что даже для меня многое было в новость. Это меня немного настораживало. Через некоторое время она сильно заскучала. Ей хотелось домой, в молдавские сады, петь молдавские песни, танцевать  непонятные танцы и пить молодое вино, закусывая брынзой с луком. Я отправил ее на родину, и больше она ко мне не вернулась. С ней все было проще, даже в ЗАГС не надо было идти. Удовольствие продлилось ровно три месяца. Хорошо, что хорошо все закончилось, не пришлось брать грех на душу.

     

    Что-то мне не везет с землячками.  

  • 6 мая 2015 | 20:04 четвертая жена. 

     Работая за бугром, я ездил в разные европейские страны. Меня захватила идея пожить где то у теплых морей. Следующая моя поездка была в Италию. Срок был 6 месяцев. Я так подумал, что за это время можно и женится, т.е. бывало и короче срок. С третьей женой я за это время женился и развелся. Будем рисковать.  

    Первая моя страсть в Италии была черной. Она и стала моей четвертой женой.

    Звали ее Моникой.

      

     

    Да, у нее были черные как смола волосы, завитые в такие кудри, что модницы в Москве откусили бы себе язык от злости. Проще говоря, Моника была афроитальянкой, а еще проще негритянкой с настолько далекой страны, что я даже сразу не сообразил, что это.  То ли меня отругали, то ли это название страны. Мантянго или Мунтянго. Хорошо, она некоторые слова знала по русски, а я немного изъяснялся на итальянском (на уровне, чтобы не умереть с голода). В общем, мир и дружба и любовь. Кстати, кто там говорил о знойных африканках? Скажу правду, никакие они не знойные, а обычные женщины, слегка забитые и до одури нежные. Я познакомился с ней на фирме, она работала переводчицей с испанского языка на итальянский и этим неплохо зарабатывала. Кстати, это единственная женщина в Италии, которая понимала, что для меня потратить 200 $ в ресторане, это почти состояние дома в России. Я думаю, до приезда в Италию Моника подрабатывала проституткой в каком-то южноафриканском порту, где и выучила немного русских слов. У нее были белые-белые ладошки, может ближе к розовому цвету. Разошлись мы с ней не потому что она плохая. Меня убивал запах после секса. Я в детстве ездил на лошадях. Когда скачешь долго на лошади, запах загнанной лошади чувствуется  далеко. В общем, мы расстались почти по английски, т.е я просто ушел и не вернулся. И хотя мы после часто встречались на фирме, никаких вопросов ко мне у нее не было. А могла бы и отравить каким либо колдовским зельем.

  • 5 мая 2015 | 20:27 Пятая жена 

    Пятая жена моя была итальянкой. Во сне я видел какую то размытую фигуру, не совсем понятной формы. То ли полную, то ли крепко сбитую женщину, какие живут в основном на юге Италии, умеют гадать на картах и обманывать туристов.

    Ее звали Кетти, и у нее была дочь, учащаяся школы богословия в Лондоне и изредка посещавшая мать. Кетти была сильно верующая, водила меня в церковь евангелистов седьмого  дня, по субботам на молебен. Для меня это было не в тягость, а совсем наоборот. Кетти совсем не понимала русский язык, и общаться с ней было непросто. Она была  богатой, владела двумя магазинами в центре Милана, вся ходила в золоте и бриллиантах. У нее была большая квартира в центре Милана и подземный гараж, с которого был лифт прямо на ее этаж. Тогда это поразило меня насмерть.  Я был в шоке от такой роскоши. Тогда у меня вообще гаража не было. Машину я ставил на стоянку, а до стоянки добирался автобусом. Кетти очень любила свой автомобиль и говорила: «мне муж не нужен, мне нужен хороший автомобиль».  У нее был Пежо 404. Однажды она повезла меня в воскресенье в музей, очень близко припарковалась, и кто-то спустил воздух из шины ее авто. Кетти хотела оставить машину до понедельника, но я вызвался поменять колесо, запаска у нее была на месте. Пока я крутил гайки в позе зю вокруг машины начали собираться итальянцы. Понятно, картина ремонт авто в воскресенье в Италии картина необычная. В воскресенье отдыхают все. Я слышал, как кто-то спросил у Кетти: - Что к тебе мастер приехал?

    Кетти гордо ответила: - Нет, это мой муж.

    С Кетти меня познакомила моя давняя знакомая Люси, которой я помог обосноваться в Италии и выйти замуж за хорошего итальянского парня. После, она оказалась такой стервой, что довела бедного итальяшку до самоубийства. Но это уже другой сон.

    Мы встречались с Кетти по вечерам. Каждый вечер ездили то на дискотеку, то к кому-то в гости. И так до утра. Устал я за это время сильно. Это притом, что я был молодой и сильный. Я долго занимался борьбой и был вынослив как молодой олень. Но Кетти меня довела до глюков. Я хронически не высыпался, притом, что днем мне надо было решать кучу проблем, которые мне подкидывали по работе те же итальянцы. На моей родной фирме обо мне не забыли, изредка названивал директор, с классической фразой: - Пан инженер, вас там не обижают наши партнеры?

     

    Секс с Кетти был не интересен.  Она любила, чтобы ей говорили ласковые слова во время секса, а это меня сильно напрягало. Я, конечно, знал эти слова. Но почему-то в этот момент у меня что-то заклинивало, и я мог сказать только на русском. Приходилось переводить, потом ее ответ переводить. Для моей психики это было тяжело. Мысли мои начали работать только в одном направление: чем бы ей дать по голове, чтобы она замолчала. Тем временем командировка моя закончилась, и я стал собираться на родную фирму. Прощались с Кетти почти неделю. Это подорвало мое здоровье окончательно. По приезду друзья спрашивали меня: - Ты что там, в каменоломне работал?

  • 4 мая 2015 | 20:33 шестая жена 

    Я целыми днями сидел в чешской пивнушке и пил Б12. Так мы называли кружку пива и 50 грамм бехеревки (словацкая водка). Так продолжалось недели две. Кетти звонила каждый вечер и радовалась, что я дома. На вопрос: - Когда мы встретимся? Я невнятно что-то мычал, на этом все и закончилось. После я узнал, что она получила очень серьезную травму головы и следы ее затерялись в просторах севера Италии.

            

    Так шли дни в постоянной пьянке.  То в одиночку, то с друзьями.

    Однажды я сидел в симпатичном частном ресторанчике и пил горячее вино приготовленное по словацким рецептам. Вдруг вижу, ко мне по залу идет моя вторая жена. Хорошо, не смог убежать. Это оказалась Елен, хозяйка этого ресторанчика. Она была так похожа на вторую жену, что я чуть не проснулся. Елен подошла спросить, хорошо ли мне в ее ресторане. Конечно, хорошо.

    Так я и познакомился со своей шестой женой. Она была словачкой, коренной жительницей этого города. Нам было хорошо. Привыкать мне не надо было. Все было как три шага назад. Словацкие женщины в основном некрасивые. Сами словаки объясняют это тем, что произошел естественный отбор женщин во время турецких набегов. Турки вывезли всех красивых женщин, а те что оставались, старались быть некрасивыми, чтобы не попасть в турецкие гаремы. Елен была исключением. Ее точеная фигурка радовала глаз. Чем она отличалась от моей второй это плечами. Плечи у Елен были очень женственными, слегка округлыми, немного полноватыми, но это никак не портило фигуру. Груди ее были как у молоденькой девушки, она принципиально не носила бюстгальтер. Соски груди реагировали на любое мое касание, и это был дополнительный стимул горячей любви.


    У Елен был ко мне шкурный интерес, и это мне не очень нравилось. Она хотела, что бы я бросил работу и принял активное участие в ее бизнесе. Причем, мне отводилась роль то ли водителя, то ли экспедитора, я так и не понял.  Но у меня была хорошая работа, очень  востребованная специальность, и я не хотел из за женщины ломать свою жизнь. Притом, что мне кажется, я любил Елен. Она меня тоже. Хотя эти иностранки всегда держат яйца в кармане, т.е. себе на уме всегда. Требования Елен ставали все более настойчивыми. Я все больше нервничал. И начал подумывать, а не подсыпать ли ей  что-то в ее любимое блюдо «бычьи злезы». Кто не знает это национальное словацкое блюдо из бычьих яиц. Вкусно необыкновенно. Туда динамит подложи, не поймешь, пока не съешь. Жизнь наша совместная дала трещину, и я решил уехать на родину от греха подальше. При расставание мы друг на друга не смотрели. Я от смущения, наверное, я был неправ. Она от горя и возмущения. Больше мы не виделись.

     

     

  • 3 мая 2015 | 23:29 Инга 

    То что я пишу есть сборник снов. Понятно, так в одну ночь не уснешь, слишком много разных  снов, разных впечатлений. Что-то надумано, для того, что бы связать в одну историю разные сны.

    Вернулся  я в ту же тьму таракань под названием Стеклозвонск, откуда давным-давно уехал. Приехал уставший и раздавлен морально и физически. Были лихие 90. Работы не было, но деньги крутились большие. Я начал работу простым инженером на одном из заводов. Мне все было неприятно. Работа, погода, люди. Радовала только квартира. Это было действительно красивое убежище, где я и скрывался по вечерам. У меня было много знакомых женщин, но близких отношений не было. Мне нравилась секретарь директора по имени Инга. Это была молодая девушка, больше похожая на латвийку, чем на русскую.  Она была натуральной блондинкой, причем практически не красилась. Как позже оказалось, не красилась она, потому что на хорошую косметику у нее не было денег, а плохая портила естественную красоту. Она была действительно красива. Несколько мешковатая одежда, которую она носила, скрывала такую фигуру, которую надо было бы, выставляя в конюшне Дольче и Габано, а может у них не хватило бы денег на оплату такой модели. Я знал, что она тоже ко мне не равнодушна, но мне не хотелось портить отношение с директором. Известно, что директора смотрят на секретаря не только как на работника фирмы, но и считает этого работника своей собственностью. Я точно знал, что у них не было близких отношений, у него были другие интересы и рядом крутились другие женщины. Инга жила отшельником, после работы бежала домой вместе с мамой, которая работала на этой же фирме бухгалтером.

    Как ниточке не виться…. Мы встретились случайно, на какой-то вечеринке. Пили легкое молдавское вино, танцевали и веселились. Через некоторое время она оказалась за одним столом со мной, и  мы договорились покинуть веселую компанию по-английски.

     

    Позже я понял, что мне приснилась богиня. Это была женщина-мечта. За такими фигурами гоняются модельеры всего мира, перекупая их друг у друга за бешеные бабки.  Я измерял ее портновским сантиметром, получил 88—60—96 при росте в 170 см. 

     

    Поверьте, это был не изъян фигуры, а наоборот, большое достоинство. Грация, с которой она передвигалась по моей холостяцкой квартире в моей рубашке, делала ей честь. У нее были очень тонкие щиколотки и кисти, такие тонкие и прозрачные, что я боялся их переломить в порыве страсти. Ноги начинались у нее не под мышками, а как раз там где надо, бедра были такими крутыми, а талия такой тонкой, что невольно вспоминались сказки о внеземных цивилизациях. У нее все было идеальным. Нежная белая кожа, переливалась золотистым оттенком. Кожа было идеально чистой, без родимых пятен и всего другого, что могло ее испортить. Потом я узнал, что Инга принимает ванны с травами на основе крепкого чая и еще чего-то, о чем мне не было сказано.

    Инга сильно любила меня, и не раз рассказывала, что если на улице почувствует запах моего одеколона, организм ее впадал в ступор и требовал меня для немедленного продолжения банкета в виде секса. Я пользовался тогда натуральным французским одеколоном, который купил случайно в самолете Прага-Рим, подавшись рекламе беспошлинной торговли. Думаю, больше никто в Стеклозвонске такого одеколона просто не имел. И ее богатая фантазия придумывала приключения. Кстати, к сексу она относилась спокойно, принимая как должное, ту часть удовольствия, что    Инга не стала моей женой. Она была слишком молода, и разница в возрасте в 21 год, меня сильно тревожила.  Я знал, что я для нее и любовник, и друг, и, возможно, даже отец.

    Мать разошлась с ее отцом, когда Инге было всего 2 года, и она хотела получить все нюансы отношения с мужчиной от меня.

     

    Мы стали встречаться реже, потом очень редко. Инга никогда не отказывала мне, если я предлагал встретиться. Мы часто созванивались, могли часами болтать по телефону, но я чувствовал начало конца. Она перешла на работу в другую организацию, где работали одни мужчины, мне это не понравилось, и мы окончательно расстались.

    Теги: инга